Современная йога для эволюционирующего человека

Современная йога для эволюционирующего человека

Все в Хатха-йоге существует для Раджа- йоги. «Хатха йога прадипика» 

Йога представляла собой достаточно широкое  по охвату  комплексное учение,располагающее методиками развития практически всех составляющих человеческой психики: эмоциональных, интеллектуальных, волевых, а также модификации внешних поведенческих форм. Сафронов А.Г. » Психопрактики в мистических традициях  от архаики до современности»

По мере развития Человечества Человек проступает все более явно, образ обогащается полутонами, оттенками, деталями.  И во всем этом хаосе присутствует удивительная упорядоченность, которая никогда не является конечной. Суть упорядоченности – не столько в наличии жесткой иерархичной структуры, сколько в зрелости и гибкости регулирующих механизмов, в способности постоянно меняться в направлении задач, генерируемых самой системой.

Сложная система эволюционирует,  решая сложные, разнообразные и новые для себя задачи.

Ахрамеева Е.А.

Мы много говорим о перспективности йоги. Доказательством для данного утверждения является вот уже более чем тысячелетняя история существования йоги как системы практик (первое документальное упоминание о ней содержится в Бхагават гите) и ее все возрастающая актуальность. Этот факт удивляет и заставляет задуматься о том, что же содержит в себе это древнее учение, что увлекает просвещенные умы человечества в течение стольких тысячелетий? Почему она, просуществовав не одно столетие, набирает популярность в современном мире? Чтобы ответить на этот вопрос, попробуем определить, что же такое йога. Йога — система методов и практик, позволяющих практикующему человеку повысить свой онтологический статус в мире ( Сафронов А.Г. «Йога: физиология, психооматика, биоэнергетика»).Иными словами – стать на следующую ступень эволюции. Иными словами – развить свои возможности как системы. (Именно как  систему рассматривают человека современные естественные и точные науки). Сутью методики является стимулирование системы к эволюционированию. Это утверждение касается и хатха йоги, раздела, посвященного работе с телом. В этом важнейшее и принципиальное отличие хатхи от всех, существующих на сегодня оздоровительных систем. В особенностях Йоги и Хатха йоги как системы, позволяющей организму человека эволюционировать, мы попробуем разобраться в этой статье. История взглядов на тело человека. Для начала предлагаем читателю совершить небольшой экскурс в историю и посмотреть, как развивались взгляды на строение и функционирование человеческого тела. Какие существуют подходы, каковы их возможности в изучении человека. Как несложно догадаться, исторически первым подходом в изучении человеческого тела является анатомический подход. Тело человека изучалось и препарировалось в Древней Греции и Древнем Китае, при этом оно рассматривалось как совокупность макроструктур, видимых невооруженным глазом образований — костей, внутренних органов и т.д. По мере накопления знаний о структуре человеческого тела, начало возникать представление о теле, как о биомеханической системе. При этом более детальному изучению был подвергнут именно опорно- двигательный аппарат человека, так как заглянуть в тайны тайн, в систему кровообращения, дыхания и пр., человечество еще не могло, — не были сформулированы основные законы механики, используя которые можно было бы объяснить работу внутренних органов, не были созданы соответствующие приборы. Наибольшего рассвета изучение тела человека достигло в Древнем Риме, в Александрии, на стыке культур Древней Греции и Древнего Египта, в пору правления династии Птолемеев( 4-1 вв до н.э.). Согласно законам того времени, часть преступников отдавались анатомам для препарирования. Познания о строении организма активно пополнялись. История развития представления о природе человеческого тела на этом периоде постепенно сходит в Европе на нет, погружаясь в небытие на тысячу лет мрачного христианского Средневековья. Хотя, надо отметить, что и христианским иерархам не были чужды вопросы о строении человеческого тела. Исследованиями занимались такие яркие представители христианства, как Ипполит Доникейский и Альберт Великий (Магнус). Активно развивалась медицина на исламском Востоке. Но по — настоящему новый виток в развитии человечества и медицины был сделан в Новое время, с приходом  Возрождения. Для медицины эпоха новых открытий начинается в наиболее прогрессивной для того времени Италии. Значительно обновлен и пересмотрен анатомический подход, разрешены публичные вскрытия и вивисекции. Труд Уильяма Гарвея открыл эпоху физиологии и физиологического подхода к человеческому телу. Были выделены основные структурно- функциональные системы тела человека, начинают исследоваться принципы их функционирования. Бурно, с легкой руки итальянцев Леонардо да Винчи (15 век) и Дж. Боррели (1я половина 17 века) развивается уже упомянутая нами биомеханика. В 17 веке с открытием микроскопа начинается эра исследования микроскопического строения тела, которая в 18 веке приводит к возникновению клеточной теории. И зарождению гистологического подхода в изучении человека. Гистология в переводе  с греческого означает наука о тканях, которая исследует строение человеческого тела на клеточном и субклеточном, микроскопическом уровне после рассечения на тонкие слои, или микротомы (от греч. μικρός —малый и τέμνω — режу,рублю). Кстати, сходный корень имеет и слово анатомия. Для нас интересным будет являться тот факт, что к 19 веку накопился достаточно богатый материал по анатомии, физиологии, биомеханике; накапливался материал по гистологии и  по сравнительной анатомии человека и животных. Эволюционный подход и теория эволюции. Эволюция человека. Наличие богатого материала и многостороннего подхода к изучению человека и животных позволило в 1809 году французскому ученому Ж.- Б. Ламарку выдвинуть и обосновать теорию эволюции живого мира. Эта гениальнейшая для того времени идея была  воспринята многими современниками, в том числе молодым Ч. Дарвином негативно. Несмотря на наличие большого количества спорных тезисов, в ней впервые была сделана попытка разделить известных на то время животных на эволюционные уровни, или «градации». Была предложена идея о том, что для всего живого характерно стремление к развитию, усложнению, накоплению признаков, полезных для выживания в окружающей среде. Природа, по Ламарку, создает тела от простого к сложному. Накапливаемые в результате адаптации позитивные признаки, организм животного или человека может передавать их по наследству. Таким образом, Ламарк положил начало генетике. Наиболее гениальным в теории Ламарка, пожалуй, было то, что человек, человеческий организм перестал восприниматься как нечто отдельное от окружающей его среды. Как нечто неизменное, незыблемое, как постоянная структура из костей и внутренних органов. Организм может изменяться, приспосабливаясь (адаптируясь) к изменениям окружающей среды. Предложенная Ламарком эволюционная теория была во многом дополнена и преобразована Ч. Дарвином в его труде « Происхождение жизни», изменившем мировоззрение человечества в 1859 году. Основная отличительная особенность учения Дарвина состоит в том, что движущей силой эволюции он предлагает считать естественный отбор и борьбу за существование. При этом акцент «эволюционизма» смещается: животный мир и венец его – человек,- обладает способностью и преимуществом не только приспосабливаться, но и активно, агрессивно приспосабливаться, менять «под себя» окружающую среду. Человек и среда максимально обособляются. Изменения среды являются стимулом, провокатором и мерилом тех изменений, которые происходят в человеке. Так или иначе, Ч. Дарвин выделил организм человека из окружающей среды. Плодом высказанной им идеи явилась максимальная концентрация исследований на человеке, активнейшее исследование способов передачи (измененных) признаков, развитие теории наследования. В 1856- 63гг. после  удачных опытов австрийского биолога, по совместительству аббата католического монастыря Г. Менделя, были сформулированы законы наследования, давшие начало развитию генетики. К этому времени активно исследовались не только клетки растений, но и клетки животных организмов. И в 1839 году учеными Шлейденом и Шванном формулируются основные положения клеточной теории, согласно которой единицей всех живых организмов является клетка. С тех пор эволюционная теория, генетика и клеточная теория идут рука об руку, дополняя и содействуя развитию друг друга. На основании перечисленных наук в 30-40 годах уже 20 столетия была сформулирована  синтетическая теория эволюции. Как мы видим, эволюционная теория Дарвина во многом трансформировалась и дала толчок развитию многих направлений в науке. В частности, на ее основе, используя принцип развития всего живого, или принцип глобального эволюционизма, базируются современные кибернетика и синергетика. Кибернетика -  (от др.-греч.κυβερνητική — «искусство управления») — наука об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в различных системах, будь то машины, живые организмы или общество. На сегодняшний день кибернетика как способ построения модели человеческого организма необычайно перспективна. Только использование математических моделей делает посильной задачу анализа системы уровня сложности «Человек». Синергетика (от др.-греч. συν- — приставка со значением совместности и ἔργον — «деятельность») — междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является изучение природных явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем (состоящих из подсистем). «…Наука, занимающаяся изучением процессов самоорганизации и возникновения, поддержания, устойчивости и распада структур самой различной природы…» Синергетика изначально заявлялась как междисциплинарный подход, так как принципы, управляющие процессами самоорганизации, представляются одними и теми же (безотносительно природы систем), и для их описания должен быть пригоден общий математический аппарат. Новые направления биологической кибернетики, развивая идею эволюции, рассматривают человека и среду уже не раздельно, а как часть единой системы, живущей по определенным законам. Так, человек способен изменяться, адаптироваться, и при этом не только поглощать из окружающей среды энергию и питательные вещества, но и продуцировать энергию и вещество, выделяя их в окружающую среду; способен продуцировать новые компоненты тела. Продукты жизнедеятельности становятся частью окружающей среды. Среда меняется. Устанавливаются новые связи в системе человек и среда. И новая среда провоцирует новые изменения в человеке. Вот краткое описание новых идей, существующих в биокибернетике. Важен человек. Но не менее важна и средаЗначимым принципом является принципы целостности (холизма) и равновесия. Если говорить о строении организма человека, то важна не только клетка, но и околоклеточное пространство. А в клетке — не только ее ядро (как считалось в конце 19 века). Важны все органоиды клетки, в том числе мембраны (оболочки). Они обеспечивают тот уровень обмена, который влияет на изменения в геноме. А изменения в геноме, в свою очередь, определяют продуцирование новых элементов мембран, с измененными параметрами. У. Матурано и Ф. Варела, чилийские ученые, пионеры биологической кибернетики, предложили в 1970х годах концепцию аутопоэзиса, согласно которой человек не только дает отклик на окружающую среду. Он способен синтезировать абсолютно новую среду обитания. К примеру, к условиям холода организм млекопитающего приспособится усилением  внутренних процессов обмена, мышечной дрожью (усилением процессов теплопродукции), уменьшением процессов теплоотделения. Так сделает любое теплокровное животное. Но человек, приспосабливаясь к холоду, изобрел печь, систему центрального отопления, меховые изделия. Этих вещей не существовало в природе. Безусловно, данный пример является крайним упрощением идеи, но ярко иллюстрирует ее основные посылки. Анализируя концепцию аутопоэзиса, можно говорить о том, что видимые предметы материального мира не являются главным выигрышем человека во взаимодействии с окружающей средойПриспосабливаясь и эволюционируя, изучая окружающий мир,  человек кристаллизует аппарат абстрактного мышления и интеллект. Человек синтезирует новую среду обитания не столько в момент продукции материального – начиная от измененных ферментов, мутировавших хромосом и заканчивая пароходами и межгалактическими кораблями. Человек меняет относительно объективную среду обитания тем, что создает новые схемы, систематизирует наблюдаемое, добавляя при этом субъективное видение к наблюдаемым объектам. Сформированные схемы всегда отличаются от исходного положения вещей. Иными словами, человек изменяет среду, а тем самым и самое себя своим интеллектом. И в описанном процессе решения все более сложных и дифференцированных задач, созревает и формируется интеллект. Вернемся ненадолго к теории Дарвина. Теория аутопоэзиса является продуктом эволюции теории Ч. Дарвина. И, как это часто бывает, является нам из противоречий этой же теории, объясняя все новые грани окружающего мира.  Противоречие первое. Человек может активно изменять среду. Значит, окружающая среда должна быть подвластна человеку. При этом именно среда продуцирует те исходные условия, которые заставляют человека изменяться. Значит, человек подчиняется окружающей среде. Как мы сможем разрешить данное противоречие? Как минимум, поняв, почему оно возникло. Дарвин выделил человека, но не дифференцировал окружающую среду. Мы можем выделить в окружающей среде уже познанную человеком часть. Ту часть, с которой он научился сосуществовать. И непознанную часть Природы, окружающей среды.Безусловно, оказывать влияние на человека будет и первая, и вторая части. Но только непознанная часть будет являться тем стержневым фактором, который будет толкать человека к познанию и к дальнейшей эволюции. Обладая достаточно глубокими знаниями о человеке, мы можем говорить о сложнейшей системе такого уровня, когда  она может не только настраиваться на окружающую среду, меняя параметры метаболизма (самонастраивающаяся система в кибернетике, достаточно примитивный вариант построения сложных открытых систем). Не толькоменять строение своих частей (самоорганизующаяся система). Но и моделировать цель для дальнейшего развития и перестраивать параметры для достижения поставленных целей, в движении к которым будут эволюционировать как сама система (человек), так и окружающая среда  (саморазвивающаяся, эволюционирующая система). Противоречие второе, или неточность.                         Ч. Дарвин рассматривал человека как частный пример животного царства. Не учитывая тот факт, что человек, обладая рядом сходных черт, отличается от животных. Так, для человека, как и для любого другого представителя животного царства, важной чертой, лежащей в основе умения не только  приспосабливаться, но и приспосабливать под себя окружающую среду, является активность. Именно на активность обратил наше внимание Дарвин.  И, действительно, для эволюционирующей Жизни именно активность явилась в свое время фактором, давшим значимый толчок в развитии. Но Дарвин не обозначил ту разницу, которая отделяет активность животного от активности Человека. Животное способно проявлять активные действия, нападая, спасаясь бегством, сооружая норы и гнезда. Животное  движимо инстинктами – своеобразными психическими процессами. При этом инстинкты способны изменяться только при накоплении нового опыта целыми поколениями животных. Отдельно взятое животное не способно сформировать абстрактную цель и изменить свое, индивидуальное поведение в соответствие со сформированной целью. Животное не способно принять самостоятельное, индивидуальное решение при формировании стратегии. В случае дрессировки животное изменяет свое поведение, но согласно решению человека. И только Человек, обладая развитой психикой, обладает и  способностью формулировать стратегию активного поведения, план изменения среды на годы вперед. Подводя итог анализу существующих взглядов на систему под названием Человек, мы можем сказать, что именно развитая психика, интеллект и речь, являются той отличительной чертой человека, которая выделяет его из окружающего царства животных. Которая соединяет человека с непознанной частью Природы,  провоцирует человека к познанию, следовательно, и к эволюции, и к формированию нового окружающего мира. Понимание этого факта даст возможность глубже понять принципы построения системы под названием Человек, закономерности и принципы ее функционирования. И даст возможность рассматривать Человека как единицу эволюции. Как единицу, способную эволюционировать в течение жизни.  Важно помнить, что еще Ламарк рассматривал возможность эволюции особи в своих более поздних трудах. Он актуализировал трудность наблюдаемости эволюции отдельной особи в силу медленности изменений окружающей природной среды и, как следствие, крайнюю медленность процессов развития. Идею рассмотрения отдельного индивидуума как единицы эволюции  предлагал также  немецкий палеонтолог  Отто Генрих Шиндевольф. Достаточно близко к этой идее подошел и Н.Бернштейн, русский физиолог. В чем причины данного явления?  Предположение 1 Возможно, в том, что еще Ж.- Б. Ламарк предложил идею об иерархии видов, и его последователями был поставлен молчаливый знак идентичности между переходом со ступени на ступень в иерархической лестнице и переходом из биологического вида в вид. Вопрос в том — что считать иерархической лестницей и ее единицей? Систему биологических видов или, как Аристотель, ступени развития одного человека на пути к достижению «идеала»? Предпосылки для данных концепций высказывали еще древние греки. В частности Аристотель, который  считал все природные вещи несовершенными проявлениями различных постоянных естественных возможностей, известных как «формы», «идеи» или (в латинской транскрипции) «виды» (лат. species).  Надо отметить, что сам Ламарк неоднократно отмечал, что не существует четкой и строгой линии, соединяющей виды на пути к «вершине» иерархии. Он лишь обозначил идею о возможности развития путем накопления «эффективных приспособлений» для выживания особи, или вида в окружающей среде.  Предположение 2 Возможно также, что во время становления эволюционной теории человечество не обладало таким арсеналом знаний и точностью исследовательских возможностей, каким обладает сейчас. Иными словами – не могло исследовать тончайшие изменения в геноме, накапливаемые человеческим организмом еще при жизни. Подвластные же наблюдению макроскопические изменения проявляются лишь через поколения, что провоцирует к выделению популяции как единицы эволюции. Предположение 3 Возможно, рассмотрение эволюционных процессов внутри популяции делало процесс исследования наблюдаемым.  И на сегодняшний день даже воспроизводимым, если говорить о микроэволюции. Все это создало возможность научного изучения данного вопроса. ( Как мы знаем, важнейшими требованиями к научному эксперименту являются наблюдаемость и воспроизводимость).  К примеру, эволюция на сегодняшний день наблюдаема при выведении штаммов бактерий, обладающих устойчивостью к антибиотикам или при опытах над мухами – дрозофилами в силу их малой продолжительности жизни. Плодовые мушки дрозофилы являются классическими объектами экспериментальной генетики. Использование дрозофил в генетических исследова­ниях определяется малым числом хромосом, наличием гигант­ских хромосом в клетках слюнных желез у личинок, многообразием естественных популяций и мутантов. Высокая плодовитость, возможность развития на искусственных агаросодержащих средах делают дрозофил удобными лабораторными  объектами. Цикл развития одного насекомого длится около 9 суток при нормальных температурах. Чаще всего в генетических исследованиях используется вид Drosophila melanogaster (другие виды – D. simulans, D. funebris и др. – используются реже). Предположение 4 Возможно, все предлагаемые способы взглянуть на человека слишком «пристегнуты» к генетической теории. Следовательно, и к процессам, происходящим в клетках человека, в его теле. О возможности же эволюции психических процессов заговорили только в 20 веке французский антрополог и философ Л. Леви Брюль, этнограф, социолог и культуролог  К. Леви Стросс ,  швейцарский психиатр, психоаналитик К.-Г. Юнг. Мы вполне допускаем тот факт, что данные идеи еще не успели синтезироваться в существующие теории эволюции; они все еще привязаны к рассмотрению человека как представителя животного царства, как мы видели с вами несколькими абзацами выше. А у животных инстинкты действительно изменяются только применительно к популяции. На наш взгляд, все предположения могут быть верны. Мы предлагаем несколько изменить эволюционный подход и рассматривать возможность эволюции человека как биологической системы. На наш взгляд, человечество уже достаточно эволюционировало для такого подхода.  Несомненно, руководствуясь тезисом о том, что единицей эволюции может являться человек, нам необходимо пересмотреть существующие в биологии и медицине подходы к трактованию человека как системы.  Какие элементы существующего научного  подхода необходимо  модифицировать и каким образом, применительно к современному человеку? Обозначим основные пункты, которые будут нам интересны применительно к теме данной статьи, оставив будущему более детальную проработку данного вопроса.  Эволюция, кибернетика и человек.
  1. Человек является сложной системой и  состоит из такого количества переменных, взаимодействие которых не может быть описано линейными взаимосвязями и только в иерархическом ключе ( пример иерархического подхода — наличие «рабочих систем»- сердечно- сосудистой, дыхательной, мочеполовой, костно- мышечной, лимфатической, и «управляющих систем»- эндокринной и нервной).
К примеру, мы можем выделить в теле человека: -  системы, которые способны интенсивно меняться, перестраиваться, эволюционировать (в частности, нервная система, так как в ее задачи входит максимально быстрая и эффективная приспособляемость организма к новым и постоянно меняющимся условиям среды); -  системы, которые изменяются крайне медленно (как правило, это малодифференцированные системы, составляющие «фундамент» тела — костная система).  
  1. На уровне анатомического подхода к пониманию тела, основной задачей жизнедеятельности будет сохранение целостности макроструктуры.
Но уже на уровне физиологического подхода, учитывая разнообразие факторов окружающей среды и сложность человеческого организма, задача жизнедеятельности усложнится. Она будет состоять в приспособлении к окружающей среде. Решая вопрос приспособления в экстренных ситуациях, мы вынуждены будем выделить жизненно важные параметры, которыми мы не готовы пожертвовать в угоду приспособляемости и менее важные. Таким образом, задачей будет являться максимально эффективное приспособление к окружающей среде, с сохранением важных констант и минимальными потерями. Жизненно необходимыми являются так называемые жесткие константы — осмотическое давление, величина водородного показателя (рН), содержание глюкозы, О2, СО2 в крови. Незначительные отклонения этих констант от оптимальных значений могут приводить к существенным нарушениям обменных процес­сов. Другие константы могут варьировать в довольно широком диа­пазоне без существенных нарушений физиологических функций — это так называемые пластичные константы. К их числу относят количество и соотношение форменных элементов крови, объем цир­кулирующей крови, скорость оседания эритроцитов. Как мы можем видеть, допустимый диапазон колебаний для разных констант различен. Следовательно, уже на уровне физиологического подхода мы вынуждены отказаться от иерархии признаков. Мы вынуждены группировать признаки по иным критериям. И наиболее удачной моделью рассмотрения организма сквозь призму приспособляемости и поддержания гомеостаза сложнейших процессов внутренней среды будет модель «функциональных систем», предложенная русским физиологом П. К. Анохиным. Функциональной системой при этом будет являться совокупность тканей, органов и систем в стремлении поддержать какую- либо из физиологических констант. К примеру, для поддержания оптимальных показателей рН крови в качестве функциональной системы необходимо рассматривать аппарат внешнего дыхания, регулирующий уровень поступления кислорода и выделения углекислого газа, аппарат почечной фильтрации, систему тканевого дыхания, гормональный фон, нервные структуры, регулирующие данные процессы и так далее. Подход, несмотря на кажущуюся непривычность, обладает намного большей гибкостью, в отличие от более простого анатомического подхода. И большей практической ценностью. Им, кстати, завуалированно пользуется большинство современных врачей, называя его «врачебной интуицией» или «клиническим мышлением» – способностью на основании знаний, опыта и интуиции, сопоставить все данные о больном в систему, которая наиболее полно объяснит пациента в приложении к его болезни  и укажет наиболее эффективный путь его лечения. Подобный подход является предопределяющим и в современной кардиологии:аппарат кровообращения и многие константы «привязаны» к уровню обмена веществ и антропометрическим показателям  (рост, вес, поверхность тела). Кстати, автором подобного подхода также является наш соотечественник, советский терапевт, кардиолог Н. Савицкий. Необходимо сделать ремарку. Сам П. Анохин более всего концентрировался на применении функциональных систем к объяснению работы нервной системы. Но это не умаляет гениальности его предположений и открытий.
  1. Возвращаясь к п.1, в котором мы оговорили многокомпонентность и необычайную сложность организма, мы также можем отметить большое количество степеней свободы в выборе той или иной модели приспособления организма.
С возникновением идеи эволюции и развития живого, возникла модель максимально эффективного развития. Фокусирования всего богатства выбора в направлении решения задачи, которая своими условиями развивает организм. В такой модели мы должны выделить часть организма, которая будет принимать решения, в каком направлении развиваться человеку. Этот вопрос является наиболее дискутабельным в современной науке. В теории функциональных систем и современной кибернетике  существует модель формирования временных нервных центров и нервных связей, образуемых и совершенствующихся в процессе развития человека как системы, в процессе определения и  решения поставленных задач. Эта модель превосходно раскрывает возможности организма по тончайшей координации работы различных органов в направлении решения единой задачи. Она также ярко демонстрирует, что именно гибкость нейронных процессов в установлении эффективных синергий органов для решения единой для организма задачи является обязательным и необходимым условием для развития организма.  В предлагаемой теории делается попытка проиллюстрировать этапы формирования принципиально новых взаимосвязей и функциональных систем. Однако вопрос о формировании задачи остается открытым. И здесь мы можем вспомнить тот факт, что человек является не только животным, но и существом социальным. Задачи зачастую формирует среда, и среда не столько физическая, сколько социально — психологическая. Иными словами, мы можем предполагать формирование задач в области психического. Данный факт обойден вниманием. Ведь эволюционная теория формировалась в отсутствие опыта психологического наблюдения. И отсутствия психологии как науки. После возникновения теории эволюции сформировались отдельные направления медицины – как  нейрофизиология и неврология, так и медицинская психология, и психиатрия. Разделив тем самым область соматических нервных процессов и область психического. Опираясь на постулаты Сеченова, современная нейрофизиология несколько отторгает область психики человека. Но только лишь по факту отсутствия понимания механизмов взаимодействия психики и тела, мы не можем отказаться от очевидной и весомой части человека – его психики. Эволюция человека должна рассматривать и тело, и психику человека. Даже если принципы их взаимодействия на сегодняшний день не ясны. Хотя общие тенденции просматриваются еще со времен Павлова, в его работах и работах его учеников. Выдвинутая им концепция второй сигнальной системы аппелирует к психике человека, к ее способность изменять ход безусловных рефлексов, относящихся к  первой сигнальной системы.  Поскольку система Человек на сегодняшний день сложна, она может не только отвечать на изменения окружающей среды (о видах систем – самонастраивающейся, самоорганизующейся, эволюционирующей, мы уже писали выше). Система Человек уже в состоянии сама моделировать цели существования и способы их решения, вне видимо опасных изменений окружающей среды. Именно психика является той структурой, которая отвечает за формулирование цели и нахождение способов ее достижения. На основании этих целей и простраиваются новые функциональные центры  в нервной системе, образуются новые взаимосвязи между органами и системами организма.
  1. На сегодняшний день все еще остается недоработанной давлеющая со времен Декарта схема описания человека как элементарной машины: существует механизм (человек), который контактирует с окружающей средой посредством датчиков (рецепторов); на основании информации, подаваемой от датчиков, изменяются параметры работы механизма. Безусловно, схема элегантна, жизненна и должна быть принята за основу для дальнейшего моделирования. Но для сегодняшнего времени, будучи использована без поправок, она является безнадежно устаревшей.
Если мы допускаем сложность существующей системы, мы должны допустить и возможность нахождения ее в качественно разных состояниях. В таком случае, мы должны рассматривать различные закономерности взаимодействия с окружающей средой для разных состояний системы. Если мы допускаем множественность контактов с внешней средой, мы должны пересмотреть схему рефлексов (лат. reflexus — прил. повёрнутый назад, отражённый; сущ. отражение). Это сделал Н. Бернштейн, предложив концепцию кольцевого рефлекса. Если мы допускаем богатство состояний системы и способов ее взаимодействия со средой, мы должны говорить о том, что такая система не может быть мотивирована только задачей поддержания равновесия, гомеостаза для поддержания своей целостности. Согласно представлениям современной синергетики, если система достаточно сложна, то состояние длительного равновесия приведет к уничтожению системы. Точка равновесия является точкой максимальной энтропии(от др.-греч. ἐντροπία - поворот, превращение; в естественных науках мера беспорядка системы, состоящей из многих элементов). Сложная система решает две задачи – задачу поддержание гомеостаза, чтобы сохранить основные признаки себя как системы и  задачу развития, чтобы сохранить равновесие с окружающей средой. Если мы говорим о саморазвивающейся системе Человек, мы можем предположить, что сама система может формировать для себя задачи ( трудности, инициировать «неравновесные» ситуации). Тем самым развивая себя как часть окружающей среды.
  1. Критерием «эволюции» со времен Ж.- Б. Ламарка и Ч. Дарвина до сих пор является наличие сформированного нового органа, новой структуры. Это анатомический подход. Как мы уже рассматривали, он является достаточно древним и не всегда корректно рассматривать через призму простого анатомического подхода сложнейшие процессы трансформации, которые происходят в теле человека.
Необходимо выделить несколько критериев эволюционного развития организма: - образование более гармоничной структуры (к примеру, кости или    соединительнотканных волокон сухожилия, в ответ на гармоничную нагрузку); - быстрая и эффективная приспособляемость к новым условиям; способность сформировать рабочую функциональную систему с минимальными потерями и максимальным результатом -возникновение качественно новых функциональных образований ( функциональные центры головного мозга), позволяющих эффективно решать новые задачи; новых ферментных систем, способствующих более слаженному  взаимодействию органов и систем; - образование новых психических функций; - возможно максимальная синергетичность органов и систем организма; - синергетичность тела и психики человека. У эволюции есть общие законы, но эволюция простых и сложных систем имеет отличия. То, что разрушит гидру или дождевого червя, человек может даже не заметить. Эволюция и нервная система человека.  Обозначив основные черты нового взгляда на эволюцию человека, попробуем заглянуть в тайну тайн — нервную систему и рассмотрим современные представления о развитии НС. Основы современной нейрофизиологии заложил во второй половине 19 века И.М. Сеченов, изложив основные идеи в своей работе «Рефлексы головного мозга». В ней он окончательно объединяет эволюционную теорию Ч. Дарвина с физиологией нервной ткани. По Сеченову, сутью и целью работы нервной системы является приспособление к окружающей среде, формирование новых и новых рефлексов с целью адаптации, усложнения и развития организма. При этом впервые человек выводится за пределы только лишь «отвечающего на раздражители механизма»- сигнал от органов чувств, в частности от рецепторов мышечной ткани, ведет не только к ответу на раздражитель. Следы реакции длительно сохраняются в нервных центрах и могут провоцировать целую серию новых движений. Человек не только отвечает на воздействие среды, но и обладает собственной волей. Свобода воли проявляется целенаправленным изменением каждым отдельным человеком своей внешней и внутренней среды. Своими гениальными догадками Сеченов не только предвосхищает развитие неврологии, но и развитие кибернетики, науки об управлении. Да, Сеченов «привязал» психические процессы к процессам, происходящим в нервной ткани. И это была крайне удачная идея для своего времени. Она стала своеобразным «разрешителем» к исследованию нервных патологий. Но крайне неверным является «анатомическое» трактование предложенных идей, несмотря на искушение видимой простотой локализации функции тела в определенной, строго локализованной зоне. Идя в ногу с современными тенденциями в медицине, можно говорить о том, что на мозг человека нельзя смотреть только с анатомической точки зрения. Этот подход является устаревшим. Современная нервная система и современный человек требуют современного подхода. К примеру, на сегодняшний день за определенными зонами мозга закреплены определенные функции (так, всем хорошо известна зона, открытая Карлом Вернике,- зона расположена в заднем отделе верхней височной извилины доминантного (чаще левого) полушария мозга и отвечает за работу с информацией, связанной с речью). При локальных поражениях подобных зон выпадают те или иные, определенные физиологические функции. Исходя из этого наблюдения  можно было бы предположить, что часть нервных клеток головного мозга есть анатомически локализованный мини- орган, отвечающий за контроль определенной физиологической функции. Но наблюдения показывают, что повреждение участка мозга в молодом возрасте может пройти незамеченным. Подобное же выпадение у лиц пожилого возраста приводит к необратимым и некомпенсируемым дефектам. Из этих наблюдений можно сделать вывод о пластичности нервной системы. О способности структур головного мозга перенимать функцию поврежденных структур или компенсировать ее. Еще Сеченов предложил идею «физиологического состояния нервного центра». На сегодняшний день ряд центров головного определяют не анатомически, а функционально. То есть нервные клетки головного мозга могут образовывать системы, работающие на выполнение функции. Функциональный центр головного мозга - это созвездие созвучно работающих ганглиозных участков, взаимно со-возбуждающих друг друга… Увязка во времени, в скоростях, в ритмах действия, а значит и в сроках выполнения определенных компонентов реакции, впервые образует из  пространственно разных групп функционально объединенный «центр» ( Ухтомский А. А. Собрание сочинений. Л., 1954.Т.4.С. 102).   Иными словами, система под названием человек настолько сложна и выполняет на сегодняшний день столь сложные и разнообразные задачи, что для выполнения их требуется бесперебойная и согласованная работа всех органов и систем, которая должна тонко и точно контролироваться со стороны нервной системы. Более того, большая часть задач выполняется современным человеком каждый день впервые – будь то овладение новым искусством, попытка впервые сесть за руль машины, решить алгебраическую задачу. Все это ставит организм в новые условия, когда вся совокупность клеток, органов и систем должна адекватно, синергетично и относительно быстро перестроиться, чтобы успешно решить новые задачи. Это будет возможно только при  наличии лабильных, функциональных образований в центральной нервной системе, формирующихся «под задачу» установления нового межорганного равновесия. Можно говорить о каждодневных эволюционных изменениях в организме конкретно взятого человека. Перед тем, как перейти к рассмотрению эволюции всего организма, а не только нервной системы, отметим, что и в теле, и в нервной системе на сегодняшний день выделяют эволюционно более древние элементы и более молодые, ориентируясь на сравнительную анатомию животных. Так, если мы говорим о нервной системе, то спинной мозг и часть головного мозга, которые к нему примыкают ( мост, промежуточный мозг), являются исторически более древними структурами. Они существовали еще у безпозвоночных. Кора же головного мозга считается эволюционно самым молодым образованием — она впервые появляется у амфибий и эволюционирует, как мы увидели, до сих пор. Беспозвоночные (лат. Invertebrata) — термин, предложенный Ж. Б. Ламарком как обобщающее название для насекомых и червей. Во времена деятельности ученого  объем этих групп понимался иначе, чем сейчас. Беспозвоночные противопоставлялись позвоночным (лат. Vertebrata) — группе, объединявшей рыб, гадов, птиц и млекопитающих). В современной систематике эта группа считается сформированной «по остаточному принципу»— в неё попали все животные, не имеющие позвоночника. Круглоротые -  группа позвоночных животных, которые в эволюционном отношении являются предшественниками рыб. Существует ряд признаков, отличающих круглоротых от рыб и произошедших от них четвероногих:
  • нет чешуи;
  • нет парных конечностей;
  • вместо позвоночника имеется хорда(спинная струна);
  • овальный или круглый рот, снабжённый всасывающими структурами и эпидермальными зубами.
Амфибии (от греч.ἀμφί- — «двоякий» и βίος — «жизнь»), или земноводные- класс позвоночных четвероногих животных, в числе прочих включающий тритонов, саламандр, лягушек и червяг . Свое обращение к эволюции организма мы начали именно потому, что эволюционно более молодые образования считаются наиболее пластичными. Важно также отметить, что при эволюционных изменениях в коре головного мозга, подвергаются изменениям и все нижележащие отделы нервной системы, по крайней мере характер их взаимосвязей меняется. Перестраиваются и все взаимосвязи нервной системы с другими системами организма. Исследованием данного вопроса достаточно глубоко и тонко занимался в 1940х гг. наш соотечественник, русский физиолог и нейрофизиолог Н. Бернштейн. Рассмотрим предложенную им концепцию. Очерк эволюции отдельно взятого человека. Опираясь на новейшие исследования функций нервной системы и исследования возможностей мышечной системы человека, Николай Александрович Бернштейн предложил рассматривать эволюцию живого мира и человека на примере работы опорно- двигательного аппарата в целом, и мышечной системы – в частности.  Опишем в общих чертах суть выдвинутой концепции. Мышечная система человека достаточно сложна. Спектр задач, которые она может решить, неимоверно многообразен.И многообразен « с запасом»: совершая сколь- нибудь обычное действие — бег, прыжок на непривычную высоту, формирование позы, человек использует лишь малую часть того резерва, которым обладает мышечная система. И здесь имеется в виду не резерв выносливости, не резерв силы мышечного волокна, как его принято рассматривать в физиологии спорта. Имеется в виду разнообразие состояний, которое может дать мышечная система. Отдельная мышца может усиливать или ослаблять свой тонус, становясь при этом дополнительной частью опоры; может совершать ритмические сокращения; могут усиливаться синергетичные сокращения в целой группе мышц, при этом суть сокращений может быть разной – мышцы при этом могут уменьшать длину, увеличивать или оставаться неизменными в длиннике. Мышца, пластичная как глина, только ждет приказа, который поступает к ней из нервной системы человека. Приказа, который приведет в движение часть человеческого тела или задействует всю его мускулатуру. Способ задействования мышц будет продиктован двигательной задачей, которую необходимо решить человеку. При этом можно условно выделить классы сложности задач. Чем проще задача, тем более примитивные части головного мозга будут включаться в обеспечение ее выполнения. Проанализировав все многообразие вариантов мышечных ответов, Н. Бернштейн предложил следующие уровни задействования мышечной и нервной систем: Уровень А - наиболее примитивный, подчиняющийся законам гладкомышечного сокращения. Он обеспечивает тонус мышцтоническую взаимосвязь мышц — антагонистов. Интересным является и тот факт, что тонус мышцы влияет на порог возбудимости, обеспечивающей рабочее сокращение. Данный уровень «обслуживается» самыми древними, с точки зрения эволюции, образованиями головного мозга- красными ядрами ствола головного мозга, руброспинальными проводящими путями. Уровень Б – в нем не рассматривается каждая мышца в отдельности. Это уровень, где для совершения действия мышцы объединяются в группы, мышечно- суставные увязки. В западной литературе данная концепция была развита в концепцию «анатомических поездов» (Томас В. Майерс) или «мышечных цепей»( Л.Бюске). Чем – то она напоминает и китайскую концепцию сухожильно- мышечных каналов, или меридианов.  Уровень Б обеспечивается эволюционно более новыми образованиями – таламо – паллидарной системой. Уровень С - уровень действий в пространстве, когда для решения двигательной задачивовлекаются мышцы и мышечно- суставные увязки различных зон тела, движимые дистанционными рецепторами, воспринимающими информацию об окружающей среде –зрительным, обонятельным, слуховым. Эта задача, безусловно, намного более сложна, нежели задачи предыдущих уровней. Она требует навыка координации всего тела, навыка точных и целенаправленных действий. На уровне С впервые, по мнению Н. Бернштейна, включается «мышечная память»: если упражнение по перемещению в пространстве хорошо отработано, наработано, то при дальнейшем выполнении на него можно не затрачивать внимание в большом количестве. Этот уровень обеспечивается пирамидно – стриальной системой. Уровень Д -  перемещения в пространстве усложняются действиями с предметами. Иными словами, деятельность на уровне Д имеет определенную дозу «абстрактности». Требует такого навыка, как постановка цели и предполагает уровень простройки тела, когда двигательную задачу невозможно решить посредством одного движения или цикла движений. Достижение задачи может требовать нескольких часов, дней и т.д. Он может требовать стратегии поведения. Если предыдущие уровни могли не предполагать осознанного выполнения действия, то уровень Д без него невозможен. Более того, уровень Д уже требует наличия такой психической структуры, как интеллект. Обеспечивается уровень Д зонами коры головного мозга, «теменно- премоторный». Уровень Е – выделяется в ряде трудов, как уровень, «создающий мотив для двигательного акта и  осуществляющий его основную смысловую коррекцию — «приведение звукового результата в соответствие с намерением». Уровень, еще требующий исследований и разработки. Работы Бернштейна были невероятно прогрессивны для своего времени. И на данный момент они актуальны и востребованы. Для нас будет чрезвычайно интересны следующие выводы, которые делает сам Бернштейн:
  1. Каждый уровень опирается в своем развитии на предыдущий. К примеру, чтобы подпрыгнуть к яблоку, висящему на ветке (двигательная задача уровня С), необходимо задействовать мышцы всего тела, при этом будут задействованы как отдельные мышцы, так и сухожильно-мышечные увязки (натянутая рука, стремящаяся к яблоку, нога, отталкивающаяся от земли и пр.); тело должно всей совокупностью скоординированных мышц вовлечься в работу. Если мышцы  будут рассогласованы;  если будет напряжена или атонична даже одна из нужных мышц, человек  не сможет оттолкнуться от земли, или не сможет протянуть руку – он не допрыгнет до яблока.
  2. При наработке нового навыка перепростраиваются все уровни; не только верхний. Перестраивается вся система, и мышечные связи, и нервный контроль — возникают новые активные функциональные центры.
  3. Упражняемость не сводится к тренировке сухожилий, связок, силы мышц. Так, если человек накачал мышцы правой руки, правильно простроил связки, не факт, что он сможет эффективно воспользоваться рукой в любых условиях. Скорее всего, если не возникнет сильных эмоциональных переживаний, он сможет эффективно воспользоваться правой рукой только в тех ситуациях, которые будут требовать уже знакомого навыка. Так, если человек накачивал руку, работая молотом, он сможет эффективно стучать кулаком. Но метнуть копье, или сыграть на фортепиано он не сможет.
Обучение представляет собой не монотонное повторение одно и то же действия или зазубривание слов. Оно представляет собой попытку решить двигательную задачу, доискиваясь до наилучших способов ее решения. Бернштейн определяет подобного рода действия как упражняемость, способность обучаться. Обучаемость согласуется с гибкостью нервных структур, способностью создавать новые, эффективные связи для решения новых двигательных задач, опираясь на весь предыдущий опыт. И чем богаче этот опыт, тем более эффективно решает задачи система. Хатха йога. Эволюция как задача. Из предложенной концепции мы можем сделать дополнительные выводы. И определить задачи хатха йоги. 1. При систематическом решении новых двигательных задач перестраиваются связи на всех уровнях. Если же мы определим задачу как принятие «правильной» позы, или асаны, мы можем предположить и цель выполнения асаны -формирование  более гармоничных, нежели существующие, внутри- и меж- уровневых мышечных и нервных связей. 2. При систематическом выполнении асан мы можем ожидать наработки таких параметров, как готовность и гибкость в поиске и наработке новых стереотипов эффективного движения. Поскольку адресатом нашей простройки в асанах будет являться психика, мы можем использовать полученный навык в поиске новых стереотипов поведения. 3. Мы можем определить тот навык мышечной работы, который дает каждый уровень. Для уровня А характерно разлитое возбуждение мышцы, она не включается точечно, реагирует вялотекущим и генерализованным потенциалом (похожим образом сокращается гладкая мускулатура у более низших животных, в теле человека – мышцы внутренних органов, в частности и сердечная мышца: приходящий импульс включает все мышечное поле, не вычленяя отдельных мышц). Уровень Б уже предполагает быстрое, точечное сокращение данной, определенной мышцы. Таким образом, мы можем говорить, что задачей «прохождения», наработки уровня А  является навык локального тонического напряжения отдельно взятой мышцы. Который будет являться переходом к уровню Б, задачей которого будет способность слаженного вовлечения мышечно суставной увязки. И если этот навык достигнут, становится возможен переход на уровень слаженного, целенаправленного  действия – уровня С. Удивительным и важным является также то, что каждый уровень требует определенного, от уровня к уровню большего объема внимания. Если на уровне А мы можем сосредоточить внимание на состоянии одной мышцы, то на уровне Б уже должны удерживать одновременно в поле внимание несколько мышц, на уровне С – несколько частей тела. При выполнении асан мы можем осознанно возвращать внимание к состоянию каждого уровня. Увеличение же объема сознательно удерживаемого внимания является важным условием развития интеллекта.  Из этого мы можем сделать промежуточный вывод о том, что хатха йога содержит в себе возможности развития не только тела, н и психики. При условии правильного выполнения упражнений.  Подобным образом при освоении уровней А, В, С становится возможным освоения уровня Д. Как мы уже говорили, каждый иерархически более сложный уровень «опирается» на слаженную работу предшествующих уровней. (Бернштейн сравнивает нижележащие уровни с «загрунтовкой для картины», которая разворачивается на более сложных уровнях.). При осознанном выполнении подобного рода задачи, а это неизбежно при попытке сформировать новый двигательный стереотип, становится возможной тренировка интеллекта, формирование психических функций. Все выделенные нами эффекты выполнения асаны: наработка новых, более гармоничных связей между системами, наработка способности эффективной адаптации, формирование новых функциональных центров, — являются параметрами эволюционирования системы. Как это работает? «Из жизни в одной асане…» Итак, возьмем одну из простейших асан, которые осваивают новички, приходя в йогу,- Пасшиматтанасану. Пасшиматтанасана , в переводе санскрита – поза, растягивающая спину, или поза натяжения спины (Сафронов А.Г.» Йога: физиология, психосоматика, биоэнергетика»). Суть ее заключается в принятии согнутой позы сидя на полу, с выпрямленными ногами, максимально растянутой и приведенной к ногам спиной. Казалось бы, несложная практика, если наблюдать за выполнением асаны со стороны. Посмотрим на правильное, эффективное выполнение асаны «изнутри», со стороны практикующего. Итак, исходное положение- лежа на полу. Первым, что делает человек — выстраивает каждую мышцу своего тела, пытаясь по максимуму ощутить, или, говоря на языке эволюционной теории, психологии и йоги —осознать состояние своего тела. Мы вытягиваем макушку и расслабляем шею, если нужно дотягиваем подбородок, вытягиваем поясницу в пол, натягиваем носки на ногах, центрируем положение ноги ( не выворачивая стопу наружу или внутрь), расслабляем поясницу и подобным образом простраиваем мышцы таза, рук, туловища. Мы ищем максимально удобное положение.Удобное – не в смысле привычное. Мы ищем телом  положение, когда мышцы будут максимально гармонично простроены в пространстве. По сути, мы анализируем, оцениваем, исправляем тонус мышц, их увязки, положение тела в пространстве. Только простроив тело, мы делаем первое потягивание, поднимаем руки за голову, вытягиваем себя вверх – и все это, не теряя настроя на состояние тела, придерживаясь достигнутой гармонии. И начинаем наклоняться, на одном из выдохов, вытягивая позвонок за позвонком все тело, каждую секунду выполняя в движении ту работу, которую проделывали, статично лежа на полу. Вымеряя тонус и положение  каждой мышцы, протягивая те мышечные увязки (каналы), на которые нацелена данная асана, растягиваем их более, чем привычно, преодолевая себя (без боли и фанатизма).Цель данных манипуляций — нормализации тонуса задействованных мышц, взаимного тонуса в паре антагонистов, в синергетических увязках. Кропотливая и увлекательная работа по осознаванию  и простраиванию своего тела продолжается каждую секунду выполнения асаны. В это время происходит простройка связей по всем рассмотренным нами уровням «включения» мышц тела.  Асану можно считать завершенной тогда, когда максимум мышц нормализуют свое состояние. В этом случае возникает то состояние, которое описал еще Патанджали, назвав асану «удобным положением тела». Возникает ощущение глубокого мышечного, телесного комфорта. После этого, так же осознанно, как и входили в асану, мы выходим из нее. Таким образом, каждый раз выполняя асану, человек решает новую для себя и многоуровневую задачу.  Системы Йоги. Опираясь на все вышесказанное, можно говорить о том, что комплекс асан должен быть подобран индивидуально и с определенной периодичностью изменяться,усложняться. В таком случае мы можем обратить внимание на то, что многие практики йоги, перенесенные на нашу «западную» почву, зачастую неверно понимаются. Йога из глубочайшей по своей изысканности и эффективности системы превращается в «подогнанную» под западный образец гимнастику. Так, аштанга – йога Патабхи Джойса является достаточно удачно подобранной системой асан. Но она не может и не должна выполняться без «внутренних ключей», внимательной и осознанной перепростройки своего тела. Она не может быть одинаково эффективной для всех без разбору, людей с различными конституционными типами. При «стандартизированном» подходе она вырождается в гимнастику. Сама по себе гимнастика эффективна — для наращивания объема, увеличения силы или выносливости мышц. Но она не содержит в себе механизмов, направленных на развитие, эволюционирование человека как целостной системы. Ведь в спорте, вышедшем из гимнастической колыбели культов древнегреческих божеств, так и происходит – одни виды спорта тренируют силовые характеристики мышц бедра, другие – выносливость мышц рук и т.д. Мы можем говорить о том, что каждый вид спорта может быть рекомендован индивидуально, если человеку не хватает определенных навыков, которые данный вид спорта может помочь наработать. И если мы заговорили об аштанге, то данный стиль выполнения асан великолепно подойдет для людей – атлетов, обладающих огненной конституцией ( Пита- тип, если придерживаться Аюрведической традиции). Система йоги Б.К.С. Айенгара эффективна для людей- пикников (Капха- тип, или тип Вода- Земля в Аюрведической и Тибетской традициях). С применением изометрического, «выжимающего» мышечного ключа при выполнении асан. При этом необходимо памятовать об индивидуальном подборе не только асан, но и положений рук и ног в асане, так как строение тела человека индивидуально, а не «анатомически идеально». Очень важной деталью является необходимость подключения пранаям в выполняемый с первых занятий, если мы говорим об интенсивной мышечной нагрузке в изометрическом ключе (в спортивной медицине подобный вид нагрузок рассматривается как тренировка мышц на выносливость). Почему? Потому что при подобной мышечной работе мышцам крайне необходим кислород. А йога располагает пранаямами, которые могут решить данную проблему. Пренебрегать подобными знаниями — значит пренебрегать здравым смыслом, что в корне противоречит Духу Йоги. Если посмотреть на данный вид практики с точки зрения не только Западной, н и Восточной медицины, то людям конституции Воды, как правило, не хватает такого элемента, как Воздух. Его содержание можно увеличить при помощи пранаям. Каждое направление в йоге несет в себе ценнные знания. Но не может быть слепо применено ко всем подряд, без понимания задач личности, ее телесной конституции. В случае «тиражирования» Йога лишается того стержня, который и ее среди других учений. Лишает человека, практикующего йогу, возможности сформировать свой стержень. А Человек, практикующий йогу, лишается возможности стать на ступеньку выше — если не в эволюционной лестнице, то на ступеньку  выше и здоровее себя вчерашнего. Успешной вам практики Йоги. Ахрамеева Елена Врач –йогатерапевт Инструктор Йоги   источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *